В течение следующих нескольких лет я многого достиг и многое утратил. Я потерял любимого папу и свой первый бизнес. Я приобрел перспективную работу, любимую жену и замечательного сына.

Впервые я по-настоящему столкнулся с необходимостью в постановке цели летом 2000 года. Дело было на даче, где мы жили вместе с дядей и его семьей. Когда-то мы вскладчину построили дом на две семьи, а основную часть денег за сам участок внесла бабушка. Со дня смерти папы прошло несколько лет, и на всю нашу часть большой семьи зарабатывали мы с мамой. Хотя я довольно крепко стоял на ногах, лишних денег у нас не водилось. А вот дядя был успешным бизнесменом и в финансовом плане стоял несоизмеримо выше, чем я. Из-за этого начались проблемы, поскольку поровну оплачивать продукты, содержание дачи и благоустройство участка мы не могли. В результате я отдавал свою долю денег только за продукты и неожиданно оказался на положении невольного иждивенца.

К чести моего дяди нужно сказать, что он ни словом, ни делом этого не показывал. А вот с теткой мы начали постоянно ссориться. Она считала, что раз я не отдаю равную сумму денег, должен больше помогать по хозяйству. По-видимому, предполагалось, что я должен был наравне с теткой готовить еду, мыть посуду и стирать постельное белье. Ситуация была патовая: зарабатывать столько же, сколько дядя, я не мог. А стирать белье не умел, да и не хотел.

Наши отношения с теткой уже вступили в стадию открытого конфликта, когда как-то вечером к дяде на чай зашел его друг-немец. В 1986 году он и мы одновременно купили участки, расположенные рядом на берегу Волги. Одновременно строили дома из одних и тех же материалов и по схожему проекту. Некоторые работяги были задействованы на обеих стройках одновременно. Дача дядиного друга, рассчитанная на одну семью, была по-немецки аккуратной и уютной. Прошли годы, и ситуация в семье дядиного друга изменилась. Его мама, которая очень любила дачу, умерла, а единственная дочка уехала в Германию, и ей понадобились деньги. Дядин друг хотел продать свою дачу с небольшим участком за $2000. По тем временам сумма казалась огромной. Вместе с тем я понимал, что это могло стать идеальным решением: жить рядом с кланом, но на своей даче, которая, кстати, мне очень нравилась. Поддерживать хозяйство, полностью обустроенное немцем для себя, любимого, было легко и не слишком затратно. С провизией и стиркой белья для своей семьи мы с женой справились бы, а чужим бельем нас никто не попрекал бы.

Одна беда — денег в заначке у меня не было. Совсем. Дача стоила слишком дорого, и позволить ее себе я не мог ни при каких обстоятельствах. Тем не менее я встретился с дядиным другом и обо всем с ним договорился. Я убедил его, что $2000 — слишком большая сумма и ему нелегко будет найти покупателя. Сезон заканчивается, на дворе середина августа. Скорее всего, за оставшиеся две недели продать дачу он уже не успеет. Значит, придется возвращаться к этому вопросу в мае-июне следующего года. А что там будет следующим летом, пока вилами на воде писано.


⇐ вернуться к прочитанному | | перейти на следующую страницу ⇒