Но даже у таких скептически настроенных и разочарованных членов группы харизматические ведущие могут пробудить надежды. Особенно это относится к тем ведущим, которые склонны к авторитарному, директивному стилю. Они могут вызвать у участников иллюзию, что наконец-то нашелся тот, кто сможет разрешить трудности и указать правильный путь. В этом кроется большая опасность для ведущего. Разумом мы понимаем, что не совершенны, что наш опыт и методы должны постоянно проверяться практикой, но украдкой часто наслаждаемся некритичным восхищением. В этом случае у нас может возникнуть чувство превосходства как компенсация внутренней тревоги и страха. Ограниченная во времени работа на воркшопе предъявляет чрезвычайно высокие требования к ведущему. У нас нет четко установленных стандартов. Мы постоянно должны настраиваться на новых участников с новыми проблемами и потребностями.

Мы не можем точно оценить успех работы, кроме того, мы должны постоянно корректировать свои собственные «слабые места». У каждого ведущего это вызывает определенные тревоги, и существует опасность вытеснить этот страх за счет высокой оценки своих способностей и методов работы.

Иногда ведущие используют атмосферу таинственности и как бы облачаются в мантию знатоков. Они косвенно сообщают участникам: «Станьте такими как я, тогда вы решите свои проблемы». Это может помочь на какое-то время тем, кто воспринимает стиль и жизненные установки ведущего в качестве ролевой модели. Однако каждый должен найти свой собственный путь в профессии и личной жизни, а потому обучение через идентификацию всегда имеет только кратковременный эффект. Каждый ведущий может вспомнить о случаях, когда он подвергался искушению сыграть по отношению к участнику роль «Господа Бога», не столько из-за чувства превосходства, сколько из желания соответствовать потребности этого человека опереться на сильную личность.

Принимая на себя такую идеализированную роль, мы попадаем в замкнутый круг. Нам приходится все больше напрягаться, чтобы соответствовать связанным с ней ожиданиям. Это вызывает у нас раздражение, и в конце концов сами участники разочаровываются, видя, что мы не можем выполнить их чрезмерные запросы.

Иногда ведущий пытается избежать этих трудностей, занимая диаметрально противоположную позицию — давая понять участникам, что он такой же член группы, как и другие, совершенно нормальный человек, не имеющий особенной власти и ролевых преимуществ. Естественно, такая позиция тоже нереалистична и непродуктивна.

Можно сравнить роль ведущего с ролью циркового артиста, который выполняет трюки на трапеции. Длительная тренировка облегчает работу, но артист никогда не может быть полностью уверен в том, что в очередной раз он не ошибется. На каждом представлении он вновь подвергается риску сорваться, ему необходимо постоянно восстанавливать свой баланс,— достаточно малейшей невнимательности, и он приземлится не в сетке. Количество ошибок ведущих, конечно, намного больше, чем у цирковых артистов. Ведь работа ведущего сложнее, так как он должен постоянно взаимодействовать с большим количеством людей, учитывать разные факторы. На ведущего не могут не оказывать влияния разнообразные ожидания участников, кроме того, он должен соответствовать запросам организаций, заказывающих воркшоп, требованиям коллег и т. п.


⇐ вернуться к прочитанному | | перейти на следующую страницу ⇒