Основной постулат теории рационального выбора заключается в следующем: «Из всех возможных вариантов образа действий акторы рационально выбирают те, которые максимизируют их интересы в пределах ресурсов, имеющихся в их распоряжении, знаний, которыми они обладают, и экспектаций (ожиданий. — Авт.) как в отношении действий партнеров, так и относительно последствий своих собственных действий» (2). Иными словами, любое действие человека ориентировано на достижение определенной цели. А сам человек, совершая действия, направленные на достижение этой цели, способен рационально оценивать способы и средства ее достижения и выбирать те из них, которые в максимальной степени способствуют его намерениям.

Теория рационального выбора удобна для выработки управленческих решений, потому что предполагается, что люди примерно одинаково оценивают возможные способы достижения целей и пользуются похожими критериями при их отборе. Например, принимая решение о голосовании за определенного кандидата, избиратели руководствуются оценкой его программных заявлений (соответствуют они интересам избирателя или нет), оценкой его стиля поведения (нравится или не нравится) и т.д. Факторам, которые влияют на направленность и результат действий, в рамках теорий рационального выбора придается статус независимых переменных. Предполагается, что знание этих независимых переменных позволяет предсказывать поведение людей.

Возможна формализация этих переменных, т.е. их перевод на математический язык. В этом случае становится возможным составление математических формул, позволяющих прогнозировать результа ты политических действий. Так, в политической науке хорошо известна, например, формула А. Даунса:

Т = (PxIxB) + C-D, где Т — показатель явки избирателей,

Р — степень временного приближения к выборам,

I — степень важности выборов,

В — степень различия между кандидатами,

С — (чистые) затраты на явку на выборы,

D — неинструментальные факторы (идентификация, эмоциональное состояние и т.п.), которые могут определить мотивацию участия в избирательной кампании (или сделать это участие привычным) (3).

Если в формулу Даунса вместо буквенных значений подставить числа, индексы, выражающие количественное выражение каждого из этих значений, то можно вывести своеобразный показатель явки избирателей, т.е. спрогнозировать ее результат. Подобные формулы позволяют отслеживать значимость независимых переменных, т.е. факторов, влияющих на желаемый результат, на желаемую модель поведения людей.

Однако теории рационального выбора, несмотря на их утилитарность, подвергаются обоснованной критике. Прежде всего под сомнение ставится сама возможность четкого определения рациональности действия. Немецкий ученый К. Оффе, в частности, пишет: «Как только возникает необходимость в том, чтобы определить рациональность того или иного действия, сразу же возникают затруднения. Не вызывает сомнений тот факт, что акторы могут действовать вполне рационально, если это подразумевает, что они опираются на ресурсы, твердые предпочтения, неизменные убеждения и представления (даже ошибочные) и используют эти ресурсы, будучи уверенными в том, что в результате .получат более полное удовлетворение своих потребностей. Вопрос в данном случае заключается в том, как можно определить, что действие было рационально. Как это ни странно, ответ на него, видимо, зависит не столько от самого актора или совершенного действия, сколько от позиции, занимаемой тем, кто это действие оценивает» (4).


⇐ вернуться к прочитанному | | перейти на следующую страницу ⇒