Дипломатический корпус, как понятие, складывался постепенно, с созданием постоянных посольств. В XVI—XVII вв. в Москве тех дипломатов, которые проявляли излишний интерес к положению при дворе, просто бросали в тюремную камеру, в Венеции жителям городов под страхом смертной казни запрещалось иметь дело с дипломатами (кроме тех венецианцев, которые были уполномочены на это правительством). В других странах парламенты исключали из своих рядов тех парламентариев, которые осмелились говорить с иностранными послами. В Лондоне испанские дипломаты могли попасть под град камней. Конечно, когда посольства стали уже постоянными, работать дипломатам в прежних условиях было нельзя. Кроме того, уже в XVIII в. послы стали понимать, что споры между ними, соперничество, недоразумения приносят только вред, что у них больше общего, чем различного. Они все вместе и каждый в отдельности нуждаются в защите своего статуса и своих привилегий, и более того, им был необходим «общий представитель», защитник их прав.

Жизнь дипломатического корпуса, как нам представляется, впервые описал Ф. Кальер в своей книге «О методе ведения переговоров с монархами» (он презентовал ее герцогу Орлеанскому, регенту Франции. Было это в 1716 г., после того, как королем Франции стал пятилетний Людовик XV).

Дипломат может найти в своих коллегах из дипломатического корпуса таких дипломатов, которые могут быть полезны для него. Потому что все дипломатическое сообщество работает в том же самом направлении, а именно: стремясь познать, что происходит в государстве, что может появиться нового и действительно появится. Дипломатия свободных масонов, когда один коллега информирует другого о предстоящих событиях, — какая счастливая возможность обладать тем, что ты не знал.

Слов «дипломатический корпус», как и «дуайен дипломатического корпуса», нет ни в Венском регламенте 1815 г., ни в Венской конвенции 1961 г. И это не случайно. Дипломатический корпус — это совокупность глав иностранных представительств, аккредитованных в данной стране, т. е. послы, посланники, постоянные поверенные в делах, временные поверенные в делах, а также нунции и интернунции, а в широком смысле — все дипломатические работники дипломатических представительств и члены их семей — жены, незамужние дочери и несовершеннолетние сыновья.

Почему же в таком случае эта организация не включена в Женевскую конвенцию, если она существует? Дело в том, что, как уже было сказано, «дипломатический корпус» не является институтом, основанным на какой-либо норме международного права, он не является политическим объединением или организацией, обладающей правами юридического лица.

В начале XIX в. на Венском конгрессе был принят регламент о рангах дипломатических представителей, согласно которому только послы, легаты и нунции стали считаться представителями главы государства. В ст.5 регламента устанавливалось, что в пределах каждого класса дипломатические чины будут пользоваться старшинством в соответствии с датой официального извещения. Старшим (дуайеном) дипломатического корпуса является старший дипломатический представитель высшего ранга.

Венская конвенция 1961 г. предусматривает подразделение глав представительств на три класса: а) послов и нунциев; б) посланников и интернунциев; в) поверенных в делах. Первые аккредитуются при главах государств, последние при министерстве иностранных дел, а старшинство глав представительств соответствующего класса определяется датой и часом начала выполнения ими своих функций. Так окончательно сформировался дипломатический корпус.

А.Уотсон в книге «Дипломатия» пишет, что дипломатия — это своего рода «многосторонняя сеть дипломатического маклерства». «Мы видим, что послы, аккредитованные в столице того или другого государства, нуждаются в координации своих акций со своими коллегами. Этот обмен мнениями распространяется и на других дипломатов, самых разных по дипломатическому рангу. Так складывается постоянный диалог и в значительной степени взаимное понимание политики правительства страны пребывания и его намерений. Нет ни одного дипломата в посольствах за границей, который не имел бы такого опыта диалога и опыта корректировки и углубления тех или других оценок с помощью дипломата другой страны, который оказался лучше информированным по тому или другому вопросу».