Форма телеграммы очень простая. Начинается она с заголовка, который отражает содержание телеграммы и помогает министерству направить ее по адресам или, как говорят на профессиональном языке, «расписать» ее. Она подписывается послом или временным поверенным в делах посольства в отсутствие посла. Главное, чтобы телеграмма была посвящена действительно важному и срочному вопросу. Когда один посол отправил телеграмму (на 10 страницах) о бюджете страны пребывания, расположенной в 10 тыс. км от Москвы, он получил замечание, что ее тема и размер не оправдывали расходов на нее, и данные о бюджете страны вполне могли быть отправлены с диппочтой. «Впредь расходы на такого рода телеграммы будут оплачиваться в валюте из вашей заработной платы», — говорилось в конце. Шифротелеграммы должны основываться на серьезных источниках, а не повторять материалы средств массовой информации, а тем более сообщений ТАСС (а такие случаи, к сожалению, бывали, и после проверки секретариатом министра на это было указано послу). Телеграмма должна содержать точную и важную информацию, быть сжатой, без лишних слов, содержать анализ излагаемой проблемы и, если в этом есть необходимость, предложения. Размер обычной телеграммы — 1—2 страницы на машинке, максимальный размер телеграммы, при наличии особенно убедительных причин, до четырех страниц. Само название «телеграмма» говорит и о ее стиле — простой, лаконичный, убедительный, без излишних подробностей, текст должен быть совершенно ясным, не являться, как иногда говорят в МИДе, «шарадой», когда, получив телеграмму посла, руководство думает: «А какова точка зрения посольства?», «Что посольство ожидает от министерства?» Вместе с тем сделанные к месту яркие, образные сравнения или характеристика украшают телеграмму, делают ее запоминающейся и потому более эффективной. Телеграмма должна отражать точку зрения посольства по той или другой проблеме, а не подстраиваться под мнение правительства, министра. Ее авторы должны руководствоваться объективной оценкой событий, абсолютно точным изложением фактов и предложений, направленных на защиту интересов страны, а не ее отдельных кругов или персон.

Обычно шифротелеграммы пишут уже опытные, набившие руку на составлении документов сотрудники. У начинающих же дипломатов, атташе и третьих секретарей, которые еще не стали профессионалами, нередко встречаются в составленных документах ошибки, и нам представляется необходимым указать на некоторые из них — прежде всего, на неадекватность содержания объему документа. Скажем, тематическая справка по второстепенному вопросу вместо максимум 4—6 страниц разрастается до 15. Авторы недостаточно внимательно отбирают материал, небрежно редактируют свою работу, не убирают из нее все, без чего справка может обойтись.

При цитировании и цифровом материале не указываются источники, что затрудняет последующую работу с документом. Описательная часть часто превалирует над аналитической, а соотношение должно быть обратным. Выдвигаемые предложения не всегда должным образом аргументируются и не вытекают непосредственно из текста документа. Часто предложения носят негативный или очень общий характер (чего не надо делать).

Иногда бывает наоборот, и предложения носят ультимативный характер в отношении другого государства — к примеру, указывают, что правительство такой-то страны должно или обязано, забывая, что речь идет о другом суверенном государстве, которое по своему желанию решает, что оно «должно или обязано делать». Часто документы начинаются с обширного введения, в котором излагаются соображения, не относящиеся к сути дела. Много бывает у МИДа претензий к получаемым документам, так сказать, технического порядка — текст не считан, нумерация страниц и дата составления документа отсутствуют и т. д.

Некоторые документы готовятся в спешке. Иногда их авторы полностью игнорируют знаки препинания. Отдельные дипломаты явно злоупотребляют (без всякой нужды) иностранными терминами; в некоторых документах (особенно в справках) упоминается множество фамилий без указания их должностей или сферы деятельности. Конечно, со временем материалы младших дипломатов улучшаются, сами они совершенствуются, но желательно, чтобы этот процесс шел быстрее. Мой опыт показывает, что те молодые дипломаты, кто учится извлекать уроки из своих ошибок и стремится их не повторять, достигают высших дипломатических постов — посланников и послов.