Прежде всего еще раз напомним, что как методы дипломатии, так и требования к ним со временем изменяются. Для дипломатов Древней Греции одним из важнейших качеств было красноречие, умение выступать на публике, убеждать «толпу». Сейчас это качество может понадобиться лидерам дипломатии да тем, кто выступает на международных конференциях, в ООН, ЮНЕСКО и других международных организациях, и значительно меньше рядовым дипломатам. В средние века наиболее важная информация получалась главным образом в высших слоях общества, часто на больших торжественных приемах, на балах. Поэтому важно было умение играть в карты, танцевать, нравиться дамам, которые легче выдавали секреты двора. Мать русской императрицы Екатерины II, принцесса Цербстская в письме к королю Пруссии Фридриху Великому рекомендовала направить послом в Петербург красивого молодого человека хорошего сложения. На внешность дипломатов в те времена обращали большое внимание. Одежда должна была соответствовать моде и требованиям высших кругов общества, элегантность ценилась особенно высоко. Один из помощников английского заместителя министра иностранных дел говорил, что дипломату не обязательно быть Аполлоном, но он не должен быть «коротышкой» или «скрюченным», не может позволить себе быть небрежно причесанным, с немытой головой: «Это не те человеческие качества, которые нам надо экспортировать за границу». Естественно, ценилось в дипломатах остроумие, не просто вежливость, а утонченная галантность, особое внимание обращалось на этикет, и каждая ошибка в манере поведения могла повредить карьере дипломата. Г. Никольсон в своем курсе лекций в Оксфорде отмечал, что дипломату следует прежде всего сознавать, что все иностранцы вызывают подозрение, и поэтому надо скрывать свою хитрость, принимать облик обходительной светской персоны. Он полагал, что дипломат должен быть человеком хорошего вкуса, ему нужно поддерживать знакомство с писателями, артистами, художниками, учеными. Некоторые из качеств дипломатов XIV—XV вв. вызывают его одобрение. Он с похвалой отзывался о терпимости (когда, например, партнер проявлял неосведомленность или был глуповат), советовал не превозносить свои дипломатические победы (как это любили делать некоторые дипломаты), подчеркивая, что они оставляют у другой стороны чувство унижения и стремление к расплате; не прибегать к угрозам и нажиму. Эти качества советовал он приобрести молодым дипломатам, и мы можем только присоединиться к этим рекомендациям.

Однако многие качества дипломатов предшествующих веков ушли в прошлое и не могут восприниматься сегодня сколько-нибудь серьезно. Как заметил Г. Никольсон: «Человек, который мог бы оказаться блестящим послом в XVII в., теперь вызвал бы только насмешки».

Еще Кальер считал, что дипломату необходим незаурядный интеллект. «Человеку, который не блещет умом, лучше работать в своей стране, где его ошибки могут быть нейтрализованы, в то время как промахи, допущенные за границей, часто непоправимы». Конечно, успех в работе — важный фактор и для дипломата, и для страны, но еще существеннее — подчеркивали многие дипломаты — не делать промахов, не допускать ляпсусов. В конечном счете отсутствие успеха сегодня может смениться достижениями и даже триумфом завтра, просчет и оплошность могут принести большой вред и испортить отношения надолго. Кроме того, отмечают некоторые психологи, свойство памяти — запоминать плохое, необычное. Скандальное помнится лучше, чем обычное, стандартное, хорошее. Ваши ошибки обязательно запомнятся. Люди, близкие к международным отношениям и дипломатии, считают, что лучше не иметь дипломатического представителя за границей вообще, чем иметь на этой должности человека неумного и некультурного. На это обратил внимание Кальер, подчеркивая важность дальновидности прозорливых дипломатов и обрушиваясь на неумных представителей этой профессии. В связи с этим он приводит такой пример:

Герцог Тосканский однажды пожаловался венецианскому дипломату, которого он встретил на пути в Рим:

— Венецианская республика направила к нам послом, — сказал герцог, — персону незначительную, не обладающую ни знанием, ни положением, да к тому же неприятным в общении.

— Да, у нас в Венеции много дураков, — ответил собеседник.

— У нас во Флоренции тоже много дураков, но мы не экспортируем их.

В своей книге в главе, посвященной требованиям к «идеальным дипломатам», Г. Никольсон заметил: «Читатель может возразить: вы забыли назвать ум, знания, наблюдательность... Я не забыл о них. Я считаю, что эти качества сами собой разумеются».