Первая беседа (мы говорим не о беседе в правительственных кругах по приглашению или по вашей инициативе, об этом особый разговор, а о беседе, цель которой знакомство) может иметь определенную цель — обсуждение каких-то проблем, которые интересуют обе стороны, но она будет и первым «соприкосновением» с собеседником, своего рода «прощупыванием», открытием для вас. И разведка эта будет носить взаимный характер. Из нее вы (так же, как и ваш партнер) должны будете сделать вывод — что из себя представляет ваш собеседник, насколько он умен, осведомлен в той или другой области, достоин ли он вашего внимания и насколько он может пойти вам навстречу и, во-вторых, такая беседа имеет целью заинтересовать партнера своей персоной, показать, что вы много знаете, умеете рассуждать, открыты для общения, словом, что вы полезный и приятный собеседник. Жан-Жак Руссо говорил, что почти во всех делах самое трудное — начать. Поэтому к первой беседе надо особенно тщательно подготовиться и продумать все ее возможные варианты.

Конечно, до встречи вы должны собрать наиболее полную информацию о вашем партнере или партнерах, все опубликованные о нем (них) сведения. Сделать это лучше всего сначала по справочникам «Кто есть кто», издаваемым почти во всех странах; если ваш собеседник — член парламента (или был членом парламента), то посмотреть (лучше всего по индексу) по предметному, именному указателю, по парламентским дебатам познакомиться с его выступлениями, проверить, не издавал ли он книг или брошюр и ознакомиться с ними, спросить у ваших коллег по посольству, нет ли у них его выступлений, досье и бесед, а если они с ним встречались, то подробно расспросить их. Осторожно можно, конечно, осведомиться о нем и у ваших знакомых по стране пребывания. Если лицо, которое вы приглашаете или которому вы наносите визит, занимает видное положение, полезно расспросить его помощника о его семье и увлечениях, не вегетарианец ли он, что из напитков он предпочитает, чтобы наилучшим образом подготовиться к встрече с ним.

Если вы хозяин приема, то прежде всего вы должны определить, кто и где будет вашего гостя встречать. Я бы сформулировал для себя такое правило — чем выше положение занимает гость, тем с большим почетом вы должны его встречать, премьер-министра страны вы будете встречать лично и у входа в резиденцию, а мелкого чиновника, который напросился к вам, встретит сотрудник в самом посольстве. Затем решите, как вы и ваши коллеги будут к нему обращаться, поставите ли вы перед собой в конце беседы задачу перейти к более тесным, систематическим контактам или нет. Помните, что обращение к гостю во время беседы играет очень существенную роль, и в первой беседе особенно. Д. Карнеги посвящает обхождению с людьми и первому знакомству целую главу, и суть ее сводится к следующему. Во-первых, имя человека. Его каждый проносит через всю свою жизнь. Он рождается и умирает с ним. Карнеги по этому поводу пишет — помните, что «имя человека это самый сладостный и самый важный для него звук». Если в этом суждении и есть доля преувеличения, то в основе своей оно правильно. А как обращаться к собеседнику? Так, как он этого желает. Чем значительней человек, тем, как правило, он большее внимание обращает на свое имя и титул. Он желает, чтобы его чаще повторяли и в той транскрипции, которая ему особенно приятна. История изобилует многими тому примерами, когда властные люди придавали своему имени и званию повышенное значение. Так, первый президент США Дж. Вашингтон хотел, чтобы его называли «Ваша светлость, президент Соединенных Штатов», Екатерина II не вскрывала писем, если на конверте не значилось «Ее Императорскому Величеству», Христофор Колумб ходатайствовал о присвоении ему титула «адмирала океана» и вице-короля Индии, хотя ее он никогда не открывал. Королеву Елизавету II, согласно придворному этикету, следовало первый раз обязательно титуловать «Ваше Величество» или «Ваше Королевское Величество», и только после второго-третьего раза обращаться к ней со словом «мадам» или «мэм», но я никогда не слышал, чтобы к ней так обращались, и даже близкие и родные называли ее в присутствии других строго официально. Принц Чарльз в разговоре со мной как-то обмолвился: «моя мать говорит» и, спохватившись, сразу же поправился: «Ее Величество сказала». Сталин не любил, когда к нему обращались «Иосиф Виссарионович», и требовал, чтобы к нему обращались только как к «товарищу Сталину», видимо, потому, чтобы в его имени всегда звучала «сталь».

Когда вы посылаете приглашение на прием, позаботьтесь о том, чтобы имя и титул были написаны правильно. Обычно бланки приглашений заполняют младшие сотрудники, по идее их должны проверять дипломаты, но они этого не делают или делают не очень внимательно. И тогда происходят неприятности вроде следующей, которая случилась в нашем посольстве в Англии. Не раз на вечерние приемы посла приглашался бывший премьер страны, известный политический деятель консервативной партии Эдвард Хит. Как правило, джентльмены приглашались с супругами. Для Э. Хита выписывавший приглашение сотрудник не делал исключения. Так повторялось несколько раз, пока однажды премьер не заметил послу: «Ваше Превосходительство, Вы приглашаете меня на Ваши приемы всегда с супругой (он подчеркнул это слово). Вы вкладываете в это какой-нибудь смысл?» — с присущей англичанам тонкой иронией спросил он меня. Мне оставалось только покраснеть и извиниться. Вся страна, кроме нас, знала, что он был холостяком.

Не может быть двух мнений, что дипломат должен быть максимально вежливым и предупредительным к своим гостям. Это незыблемое правило, конечно, распространяется и на жен дипломатов. В высших кругах любой цивилизованной страны эти качества ценятся дороже всего. Приведу два примера из собственной практики. На приеме у генерал-губернатора Австралии (а он — представитель монарха, высшее должностное лицо страны) его супруга увидела, что я хочу закурить, но не вижу пепельницы. Тогда она пересекла весь зал, держа в руках пепельницу. Она не считала для себя это зазорным. Премьер-министр Англии, принимая меня, сама налила чашку чая и, поднявшись со своего кресла, поднесла ее мне. Она выполняла обязанности гостеприимной хозяйки.

Но как далеко может идти дипломат в своей любезности, не теряя своего достоинства? У нас, например, в свое время критиковали одного дипломата, когда он будучи хозяином приема помог надеть пальто своему высокоуважаемому гостю. Но в той стране это было обычным проявлением вежливости, тем более в отношении старшего вас по возрасту. Можно ли поцеловать руку даме? Если в стране вашего пребывания это принято — то почему нет? Не будете же вы заводить свои порядки в чужой стране. Не откажетесь же вы, входя в мечеть, снять обувь, хотя в православных странах при входе в церковь это не принято. Труднее иногда соблюдать придворный этикет при обращении с монархами.

Когда Советским Союзом были установлены дипломатические отношения с Египтом, верительные грамоты должны были посланником вручаться королю Фаруку. По придворному этикету монархического в то время Египта ни один человек, какого бы звания и общественного положения он ни был, не смел, уходя, повернуться к Его Величеству спиной. Конечно, этот ритуал для представителя СССР был унизителен. Посланник сообщил о своих сомнениях в Москву. Министр согласился с посланником. Это правило действительно архаично, но посоветовал не придавать ему значения и выполнить все требования этикета Из-за непривычки пятиться задом с группой дипломатов вышел конфуз. Посол сделал это нормально, а остальные дипломаты, не рассчитав, ретировались не к выходной двери, а пятясь назад, уперлись в стену, но под улыбки присутствующих повернулись и покинули зал.

Но есть и более серьезные вопросы на ту же тему. В частности, насколько обязательно, желательно и возможно сделать комплимент вашему гостю, вашему собеседнику? Вежливость, как и почти все на свете, имеет свои границы. Если она переходит в подобострастие, в лесть, в самоуничижение, то она недопустима. Лесть сама по себе — лицемерие и унижает и льстеца, и того, кому она адресована. Она, именно из-за своей неискренности, может на умного человека произвести обратное впечатление, оттолкнуть от вас и создать неблагоприятное впечатление о вас. Она подобна фальшивой монете, когда ее разглядят, то с презрением отбросят. Недаром стало широко известным выражение мексиканского президента генерала Обрегона — «не бойтесь врагов, нападающих на вас, бойтесь друзей, льстящих вам».

Но не следует путать лесть с комплиментом. В отличие от лести комплимент — это вежливое признание достоинств человека, выражение вашего уважения к нему, к каким-то его достоинствам.

Комплимент взят на вооружение и в дипломатической переписке. Дипломатические ноты начинаются с комплимента, с выражения своего уважения адресату и заканчиваются им. Если комплимент, сделанный вами собеседнику, искренен и отражает ваше одобрение действительно положительных сторон вашего партнера, то он вполне допустим'. Но только не переходите границы, не злоупотребляйте комплиментами, будьте умеренны в похвалах, чтобы вас не заподозрили в лести. Конечно, во время первой беседы вы хотите произвести впечатление на собеседника, и потому вам следует быть приветливым, но и предельно осторожным в выражениях. Лучше сказать меньше, чем сказать больше и допустить промах.

Ваше душевное состояние, естественно, будет передаваться собеседнику, и потому вы должны быть в хорошем настроении и приветливы Если вы будете угрюмы, сердиты, раздражительны, неулыбчивы, то у вашего партнера настроение лучше не станет. Роль улыбки в беседе трудно переоценить. «Она обогащает тех, кого ею одаряют, не обедняя и тех, кто дарит улыбку», — так говорят о ней. У китайцев есть пословица «Человек без улыбки не должен открывать свой магазин». Это относится и к дипломату. Но еще раз подчеркну — всему есть предел. Нельзя все время и при каждой фразе улыбаться. Вас просто могут посчитать за не очень умного и серьезного человека. Недаром даже одного нашего министра иностранных дел окрестили на Западе «улыбчивым министром», вкладывая в это выражение далеко не положительный смысл.

Конечно, вы должны понравиться собеседнику, но при этом не переборщить. Для того чтобы показать, что может получиться, если вы перестараетесь, приведу цитату из интервью одного российского дипломата. «Важно заинтересовать собеседника, — говорил он, — дипломату как, я извиняюсь, и проститутке важно понравиться». Вот до такой степени «нравиться» не нужно. Каждому свое. И смешивать две эти профессии дипломату не позволительно.

Во время первой беседы обычно складывается впечатление о человеке. Иногда оно определяет ваше мнение о нем надолго или насовсем. Но, однако, не следует торопиться с окончательными выводами, в особенности если обстоятельства были не слишком благоприятны. Может быть, ваш собеседник не смог раскрыться, не подготовился должным образом к беседе, у него накануне могли случиться какие-то неприятности, о которых вы не знали, но которые сильно повлияли на него, может быть, в чем-то были неправы и вы, не учли всего в ходе разговора, может быть у него не складывались беседы с вашими предшественниками. Возможно, что следующая встреча пройдет в другой тональности и у вас изменится мнение о нем.

И, наконец, о чем, может быть, нужно было сказать в начале этой главы. Это о представлении самого себя и тех лиц, которые вас сопровождают при беседе. Конечно, если вас приглашают на официальную беседу, скажем, министр, заместитель министра или начальник департамента, то никаких представлений не требуется — он знает, с кем он будет разговаривать. Но если вы наносите визит, знакомитесь с кем-то, то следует прежде всего назвать свое имя и фамилию, а если представится возможность, в особенности когда вы представляетесь своему коллеге-дипломату (скажем, когда вы по приезде в страну наносите визит в дипкорпусе), то полезно подробнее рассказать о себе, о своем образовании и предыдущей работе. Важно отметить при этом, о чем вы не должны говорить (по своей инициативе): если перед вами человек, не получивший высшего образования, то и вам не следует кичиться своими университетскими успехами, если ваш собеседник холостой — то не распространяйтесь о том, какая у вас хорошая семья, если тот, с кем вы знакомитесь, не знает ни одного иностранного языка — не напирайте на то, что вас зовут полиглотом. Словом, не подчеркивайте то, что вас может разъединять, не ставьте себя выше вашего знакомого, не принижайте тем самым его заслуг. Наоборот, постарайтесь при представлении найти какие-то общие точки — вы работали в одних и тех же странах, у вас есть общие знакомые и т.д. Не забудьте представить дипломата, который вас сопровождает. Есть два способа представления вами вашего коллеги.

К примеру, посол представляет третьего секретаря посольства:

Первый способ: Г-н Иванов, третий секретарь, он недавно прибыл в страну.

Второй способ: Г-н Иванов, третий секретарь, специалист по вопросам экономики, хотя он недавно прибыл в страну, но он очень хорошо знает здешние экономические проблемы, самые серьезные документы я обычно поручаю писать ему.

Первое представление — чисто формальное, в то время как во втором случае посол обращает внимание на достоинства г-на Иванова. Оно будет способствовать авторитету третьего секретаря. Да в какой-то степени характеризовать и самого посла, его умение подбирать кадры и его заботу о них.