Дипломатическая работа по своему характеру — работа семейная, и это относится прежде всего к одной из самых важных ее функций — развитию контактов (я уже не говорю о психологической стороне дела — дипломат должен быть всегда в форме, семейные его дела не должны мешать ему, его настроению, а, наоборот, помогать ему в его работе).

Жены дипломатов могут, как правило, на приемах завязать полезные и интересные знакомства и вовлечь в них своего мужа, они могут содействовать укреплению контактов. Их контакты с женами видных людей подталкивают к более тесному общению семьями.

Часто жены дипломатов — высоко образованные люди, интересные собеседники, многие жены послов и других дипломатов умеют хорошо организовать прием, стол, вовлечь собеседников в разговор, и тогда на приемы, которые устраивает их супруг, идут с большой охотой.

Иногда посол или другой дипломат может услышать от своего коллеги или другого высокопоставленного лица: «Моя жена сказала мне, что мы давно не виделись с вами и вашей супругой. Давайте встретимся». Иногда на большом приеме, после беседы с гостями жена говорит мужу: «Я познакомилась с очень интересным человеком и он хочет быть представленным тебе, я думаю, что с ним стоит поговорить, идем я тебе его представлю». Так начинается новая связь, и кто знает, может быть одна из самых полезных. Приведу один-два примера из своей собственной практики.

Один из лидеров австралийской партии, приходивший к нам домой, как-то запросто сказал мне: «У вас в прошлый раз был такой уютный семейный прием, что моя жена сказала мне: я бы с удовольствием еще раз навестила Поповых».

Я на приемах часто встречал министра обороны Англии М. Хезел-тайна. Однажды, когда мы в очередной раз встретились, опять на большом приеме, я сказал ему: «Господин министр, вы, конечно, знаете, что наши жены встречаются тоже (а его супруга интересовалась Советским Союзом, даже была у нас вместе с дочерью с частным визитом). А почему бы нам не встретиться для более продолжительного разговора? Я был бы рад, если бы мы смогли пообедать в моей резиденции, как угодно вам — со своей супругой, с вашим помощником или с кем вы найдете более удобным».

— А что, это мысль! Пусть ваш помощник позвонит моему и они условятся.

Когда он пришел со своим помощником на ланч, его первым вопросом был:

— А когда, господин посол, наш министр обороны был последний раз в резиденции советского посла? Мы просмотрели все файлы, но ответа не нашли.

— Господин министр, мы перед вашим приходом проделали такую же работу, и с тем же результатом. Но я, как историк, знаю, что последний раз это было около 40 лет тому назад, когда 8 мая 1945 года советского посла навестил премьер-министр Черчилль (он же военный министр), чтобы поздравить посла с нашей общей победой.

У нас состоялась потом очень интересная беседа, и отношения наши стали, на мой взгляд, более оживленными.

Когда Австралия и СССР оказывали помощь враждующим сторонам во вьетнамской войне, австралийский премьер-министр посетил резиденцию советского посла вместе со своей супругой, и посол дал в их честь обед. До этого в течение многих лет премьеры Австралии не посещали советского посла. Надо ли говорить, что этот акт содействовал расширению контактов посла с руководителями Австралии. Впоследствии выяснилось, что инициатором посещения посла была супруга премьер-министра.

В Лондоне, в мою бытность послом, очень высоко ценились приемы и в особенности обеды (с женами), которые давал марокканский посол и его супруга — «архитектор» обедов. У них было все необычно: число гостей (около двадцати), особенная любезность хозяев, богатая сервировка стола, обилие цветов в резиденции. Искусство повара было выше похвал, и по просьбе гостей хозяева в конце обеда представили его гостям. Разговор за столом был очень оживленный и содержательный, что свидетельствовало об умелом приглашении гостей.

Король Эдуард VII, получив письмо от турецкого посла, ответил: «Я слышал, вы красиво обставили Ваше посольство (а это было заслугой супруги посла. — В. П.). Буду рад как-нибудь отужинать у вас».

Так же ценилось приемы посла Венгрии в Лондоне. Очаровательная хозяйка делала эти приемы особенно теплыми. Иногда на них приглашались венгерские артисты, находившиеся в Лондоне. Заключительным аккордом был кофе, который венгры мастера готовить. Участие супруги в этих приемах повышало авторитет посла. Кроме того, хозяйка любила теннис, и ее партнеры с упоением рассказывали о своих успехах. Она присутствовала на многих женских «файф-о-клок» и у нее было много друзей.

Если с тем или другим важным для посольства лицом установились добрые отношения, то жены дипломатов мо1ут их укрепить, разнообразить, развить их и улучшить, и наоборот, оттолкнуть того или другого иностранца от продолжения отношений с вами.

В Англии у нас были очень хорошие отношения с видным церковным деятелем. Его жена обожала музыку и даже иногда приезжала на музыкальные экспромты, устраиваемые в посольстве, одна, а муж по окончании заезжал за ней. В конце 80-х годов он приехал в Москву. Посольство устроило прием. Встретив меня, он сказал: «Рад видеть вас. Вы знаете, что мне сказала перед отъездом в Москву жена? — “Ты должен обязательно увидеть Поповых”».

Каждый дипломат, у которого активно и умело работает жена в той сфере, которая ей отведена в деятельности посольства, может сказать, что установлению и расширению своих контактов он в значительной степени обязан супруге.

Иногда для расширения своих контактов жены приглашают друг друга на пятичасовой чай, играют в теннис, в некоторых странах учреждаются клубы жен-теннисисток. Посольства, которые располагают фильмотеками, приглашают на просмотр фильмов, который может заканчиваться кофе.

В ряде стран — Британии, Америке, Канаде, Швеции — имеются ассоциации жен дипломатов, в международных клубах иногда проводятся женские вечера. В Лондоне такая ассоциация, которой руководит комитет из 12 женщин, хотя и не имеет официального статуса, но тесно связана с Форин Офисом. Она каждый год организует распродажу вещей, которые предоставляют посольства (и наше посольство в этом активно участвует). Продавцами выступают жены дипломатов (в том числе послов). Доходы идут в благотворительный фонд.

Будучи объективным, я не могу не отметить, что иногда жены дипломатов не только не помогают своим мужьям в их карьере, но могут и повредить ей.

Когда жены дипломатов (прежде всего послов и посланников) начинают командовать посольствами, то это может только привести к ухудшению морального климата. А их попытки вклиниться в решение политических проблем и повлиять на решение кадровых вопросов посольства могут привести к политическим ошибкам, ухудшению положения в посольстве и уменьшению влияния посла. Их некорректное поведение на приемах, незнание этикета страны или нежелание ему подчиняться наносят урон посольству и имиджу государства.

Иногда дипломаты досрочно уходят в отставку, не называя ее настоящую причину. Один из послов признался, что он вынужден был это сделать из-за того, что его жена злоупотребляла алкоголем и даже на приемах не могла удержаться. «Некоторые мои коллеги сделали то же и по той же причине», — сказал он.

Один чиновник, ведающий персоналом посольства, признавался: «У меня гораздо больше неприятностей с женами дипломатов, чем с их мужьями». Наши посольства, насколько я знаю, не составляли в этом отношении исключения. В таких случаях ни о каких контактах, о помощи мужу речи, конечно, быть не может, у него от семейной жизни одни заботы.

Случается, что жены дипломатов (чаще молодые) позволяют себе в магазинах расплатиться не за все взятые вещи. А это влечет за собой их задержание детективами магазина, знакомство с полицией, протест МИДа, вынужденный отъезд из страны, а затем и конец карьеры ее мужа. В ряде случаев кадровые службы предупреждают дипломатов, что им никогда не удастся достичь высших постов из-за поведения их жен, если они его не изменят.

Существует еще одна проблема, которая может сказаться на карьере дипломатов, хотя от них это не зависит: это национальность их жен. Английскому дипломату, женившемуся на француженке, никогда не быть назначенным в Париж. В некоторых странах, например в Турции, министерства иностранных дел строго запрещают браки дипломатов с иностранцами (говорят, что это одна из причин, почему многие турки-дипломаты — холостяки).

Есть и неписаные правила, ограничивающие браки дипломатов с иностранцами. Французский дипломат, женившийся на американке, встречает недоброжелательное отношение своих коллег, ограничиваются контакты его семьи с другими семьями дипломатов, главным образом из-за неприятия ими американского образа жизни.

В начале 70-х годов в Соединенных Штатах, а затем и в других странах началось движение за «эмансипацию жен дипломатов», за установление их полного равноправия с мужчинами. Прежде всего это касалось права женщины — жены дипломата за границей работать по своей специальности. Но если она имеет специальность, не нужную посольству (врач, артистка, менеджер), то «дипломатической семьи» уже не будет, о поддержании контактов (например, днем) и речи быть не может и вообще она перестанет в этом случае быть «помощником мужа в его дипломатической деятельности».

В США, Англии и других странах было разрешено женщинам работать по специальности, но желательно не полный рабочий день. Некоторые специальности (например, журналиста, политического обозревателя) исключались из этого списка из-за опасения, что такая работа может рассматриваться страной пребывания как вмешательство во внутренние дела государства.

В Швеции, где движение за эмансипацию женщин достигло наибольших успехов и где 60% женщин до 60-летнего возраста работают, условия для работы жен дипломатов за границей ничем не ограничены. Сами женщины считают это совершенно нормальным. Ну а как же они могут в этом случае помогать своим мужьям-дипломатам? Одна из женщин ответила на этот вопрос так: «Я имею ученую степень и моя работа по моей специальности будет украшением для моего мужа-дипломата».

В Норвегии женам дипломатов разрешали работу, в том числе и по специальности, но при условии, что зарплата Мужа сокращалась на 25% (что, конечно, нелепость, так как муж вынужден был больше работать и меньше получать).

В Соединенных Штатах женские организации потребовали, чтобы на жен дипломатов не возлагались никакие «служебные функции», связанные с работой их мужей. «Они не служанки посольства, а свободные люди», — вот был принцип их основных требований. В принципе работа жен дипломатов в стране пребывания по их специальности, в том числе и вне посольства, наверно, допустима, но если она не вредит основной работе, на которую был направлен дипломат. Она не должна препятствовать осуществлению и участию в дипломатической деятельности их мужей. А практика штатной работы жен дипломатов на стороне показывает, что для помощи мужу у нее уже не остается времени.

Женам дипломатов полезно знать, что в ООН существует специальная комиссия «О статусе женщин», состоящая из 32 членов ООН. Ее главная цель — подготовка проектов решений Ассамблеи по вопросам эмансипации женщин. Ассамблея организовала международный исследовательский институт для развития прогресса женщин. Он учрежден в 1985 г. и находится в Сан-Доминго. Институт проводит обмен информацией по вопросам равноправия женщин.