Китайская дипломатия во второй половине XX в. претерпела значительные изменения. Из отсталой страны Китай превратился в ядерную державу с миллиардным населением, с бурно развивающейся промышленностью. «Культурная революция» нанесла серьезный удар по имиджу КНР и его дипломатии. Более 40 китайских послов было отозвано из-за границы, иностранные дипломаты в Пекине подверглись унижениям и оскорблениям, и «Красная гвардия» даже физически расправилась с некоторым из них. Советское и английское посольства подверглись нападению.

В 1962 г. советская сторона закрыла консульства в Китае, контакты сократились. Китайцы, в особенности Дэн Сяопин, вели себя наступательно. А. Н. Косыгину даже отказали в телефонном разговоре с Мао, и связи, естественно, свертывались.

Свой вклад в обострение отношений и разрыв контактов и связей внесли и люди, далекие от дипломатии. Министр обороны Малиновский на приеме в Москве сказал Чжоу Эньлаю: «Мы своего дурака (Хрущева. — В. 77.) устранили, уберите и вы своего» (Мао Цзэдуна). Чжоу Эньлай учинил страшный скандал и сказал, что уезжает.

(Китайцы вообще очень обидчивы и для них нет более серьезного оскорбления, чем насмешка.)

Приемы и переговоры проходили в жесткой полемике. Но, наконец, в 1969 г. состоялась встреча руководителей СССР и КНР — А. Н. Косыгина и Чжоу Эньлая. Это были не только большие политики, но и дипломаты. Начались оживленные отношения между двумя странами.

В 1971 г. правительство Китая принесло свои извинения пострадавшим в годы «культурной революции» странам, компенсировало убытки, причиненные посольствам, заняло свое место в Совете Безопасности.

Наш посол в Пекине О. Трояновский так охарактеризовал китайских руководителей, с которыми он позднее вел переговоры. «На основе личного опыта я считаю, что китайское руководство по профессионализму на уровне, а в ряде случаев и выше уровня руководителей любой другой страны».

Такого же мнения придерживался и известный американский дипломат Дж. Кеннан, который в своих мемуарах писал, что в «индивидуальном плане китайцы самые умные людихреди всех народов мира».

Так как окончательные решения (как и у нас) принимаются, как правило, руководителями страны, то без их одобрения никакое изменение отношений невозможно. Вместе с тем руководители Китая считаются с мнением дипломатов, ученых. В переговорах участвуют обычно много экспертов (по финансовым, техническим и другим вопросам).

Сами китайцы отстаивают свои позиции очень жестко и делают уступки только тогда, когда переговоры, казалось, зашли в тупик. Они умело используют ошибки, допущенные партнерами.