Как говорил Мишель де Монтень, французский философ, рассматривавший человека как самую большую ценность, «нелепо судить на основании какой-нибудь одной черты о вещах многообразных», в данном случае о дипломатии. Хотя, как мы показали, дипломатия западных стран на протяжении многих веков не отличалась особой моральной чистотой, заслуги ее перед историей велики, она в значительной степени сформировалась на опыте дипломатии великих держав. Ж.Камбон на основе изучения многовековой деятельности дипломатов приходит к такому выводу: «Я не знаю деятельности более разнообразной, чем профессия дипломата. Во всяком случае, нет такой профессии, где было бы так мало твердых правил и так много основанного на традиции, где для успеха требовалась бы большая настойчивость и ... где человек должен был бы обладать большой твердостью характера и независимостью ума». Он отмечал, что широкая публика не понимает, как сложна роль дипломатов, и склонна без снисхождения осуждать их.

К сожалению, в литературе, в романах, произведениях известных и серьезных писателей дипломаты обычно рисуются в самых черных тонах. Гете так отзывается об одном из своих персонажей — посланнике, главе миссии: «Это — педантичный дурак, каких немного на свете... И мелочен он, как старая кумушка, человек, который никогда не бывает доволен собой и которому поэтому никто не может угодить. Что это за люди, вся душа которых занята исключительно церемониями, а мысли и стремления годами направлены на то, чтобы продвинуться хоть на один стул и сесть повыше за обеденным столом.»

Французский писатель Марсель Пруст, создав образ типичного дипломата Норпуа, так характеризовал его — он сер, ограничен, «скучен как дождь», а остальных дипломатов он обвинил во всех пакостях.

Ж. Лабрюйер, описывая характер и нравы дипломатов, назвал их «хамелеонами».

Английский писатель Дж. Олдридж в своих книгах «Дипломат», «Люди и оружие» также нелестно отзывается об английских дипломатах, отмечая их лицемерие.

К сожалению, такого же мнения придерживались и некоторые другие известные и талантливые писатели. К их числу принадлежал Оноре де Бальзак. Он считал, что дипломатия — это место действия для тех, кто ничем не обладает и кто отличается полной бессодержательностью, поле действия которых позволяет его участникам, ничего не говоря, прямо уклоняться от ответа за мистическим кивком головы, поле действий для тех его самых способных представителей, кто может плавать с поднятой головой против течения событий, изображая, что он сам ими управляет.

Многие политики (в том числе те, кто воображают себя великими дипломатами) также находят удовольствие в том, чтобы унизить дипломатов. К числу их, например, относился и Н. С. Хрущев. Сам он себя зарекомендовал в политике малограмотным человеком, в дипломатии прославился срывом конференции в Женеве, некультурным поведением в ООН (где до сих пор вспоминают, как он, снимая во время заседания ассамблеи ботинок, стучал им по пюпитру и «приветствовал» неприличным жестом главу делегации, чье выступление ему не понравилось). Сам он говорил: «Я думал, что дипломатия — это очень сложное дело, а оказалось, что это совсем просто». А. А. Громыко при его назначении на пост министра иностранных дел, когда он отказывался, сомневаясь, по плечу ли будет ему такой высокий пост (или дипломатически делал вид, что сомневается), вспоминал, что Н. Хрущев ему ответил: «Дипломатию у нас делают Политбюро, ЦК КПСС, назначим министром председателя колхоза и он справится».

Некоторые западные политики, занимавшиеся внешнеполитической деятельностью, тоже не слишком жалуют дипломатов. К числу их, например, относится З.Бжезинский, бывший помощник президента США по национальной безопасности. Он заявил, что дипломаты являются «излишними».