В этих условиях нормальная работа дипломатических представительств и дипломатов может осуществляться только при признании их суверенитета и независимого положения в стране пребывания. В качестве суверенных представителей независимого государства они не могут быть подчинены другому, иностранному для них государству и управляться им. Они посылаются в чужую страну и должны приниматься именно как представители чужой страны. Они лояльны своему государству, а не слуги двух господ, и не могут быть верны тому правительству, при котором они аккредитованы. Но это должно быть отражено в соответствующих международных нормах, что и сделала Венская конвенция. Ст. 24 Венской конвенции гласит: личность дипломатического агента неприкосновенна. Он не подлежит аресту или задержанию в какой бы то ни было форме. Государство пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу или достоинство.

Ст. 31 конвенции указывает, что дипломат пользуется иммунитетом от уголовной юрисдикции государства пребывания. Он не обязан давать показания в качестве свидетеля (но этот иммунитет не избавляет его от юрисдикции аккредитующего государства).

В ст. 30 конвенции говорится, что частная резиденция дипломатического агента пользуется той же неприкосновенностью и защитой, что и помещение представительства (а помещение представительств по ст.22 неприкосновенно и власти государства пребывания не могут вступить в эти помещения иначе, как с согласия главы представительства). Дипломатический агент освобождается от всех налогов, сборов и пошлин, личных и имущественных — государственных, районных и муниципальных. Правда, в ст. 32 говорится о некоторых исключениях, которые должны знать дипломаты. Дипломатический агент должен освобождаться от всех государственных и трудовых повинностей, а личный багаж освобождается от досмотра, если нет серьезных оснований предполагать, что он содержит предметы, ввоз и вывоз которых запрещен законом или регулируется карантинными правилами страны пребывания (ст. 36).

При этом дипломат, конечно, не должен забывать и ст. 41 конвенции о том, что он должен уважать законы и постановления государства пребывания. Таким образом, конвенция, касающаяся деятельности дипломата, исходит из обязанности государства пребывания обеспечивать уважение личности дипломата и исключает всякие меры принуждения в отношении его.

Кому принадлежит право отказаться от иммунитета или лишить его дипломатических работников? Может ли это сделать сам дипломат? Вероятно, нет, так как эти права предоставляются ему не как личности, а как представителю государства, и конвенция предусматривает, что «от иммунитета» и юрисдикции дипломатического агента может отказаться аккредитирующее государство (ст. 32) и отказ от них должен быть определенно выраженным.

Прежде чем приступить к некоторым конкретным соображениям по изложенной проблеме, следует заметить, что дипломату нужно хорошо знать Венскую конвенцию и желательно иметь ее всегда под рукой.

Теперь несколько замечаний о практике дипломатии в связи с правами дипломатов и их нарушениями. Арест или задержание дипломатических агентов местными властями случаются относительно редко. В 1918 г. советские власти подвергли кратковременному аресту посланника, руководителя румынской миссии. Основаниями были военные действия Румынии, когда румынскими войсками была в Болгарии окружена российская дивизия и арестован ряд ее руководителей. В ответ на это последовало заявление дуайена дипломатического корпуса, посла США Фрэнсиса. Он предупредил, что если посланник не будет освобожден, то он заявит от имени дипкорпуса протест, а если, напротив, он будет освобожден, то дуайен заявит протест румынскому командованию против действий Румынии. Состоялась встреча Фрэнсиса с пред-совнаркома В. И. Лениным. Произошел резкий обмен мнениями, во время которого Ленин заявил посланнику, что «для социалиста жизнь тысяч солдат дороже спокойствия одного дипломата». В тот же день состоялось заседание Совнаркома. Оно приняло во внимание обещание Фрэнсиса, и посланник был освобожден. Ему было сказано, что «в три дня должны быть приняты меры к освобождению румынами арестованных русских солдат».

В 1935 г. в США за нарушение правил уличного движения был арестован и приведен в наручниках к полицейскому чешский представитель. Государственный секретарь К. Хэлл высказался за наказание полицейских, мотивируя его так: «Если мы хотим требовать надлежащего обращения с нашими собственными представителями за границей, мы должны так же обращаться с иностранными представителями у нас».

Истории известны и случаи убийств иностранных представителей. В июне 1900 г. в Пекине был убит германский посланник. Это явилось поводом для высадки с кораблей великих держав двухтысячного отряда военных моряков и продвижения его к Пекину. Официальной целью этого акта было «освобождение дипломатических представительств». На самом деле это означало начало иностранной интервенции в Китай.

В 1976 и 1979 гг. два английских посла Э. Биггс и Р. Сайкс были убиты — один брошенной бомбой, а другой — застрелен. За пять лет в 1968—1973 гг. было зарегистрировано 25 случаев покушений на жизнь дипломатов с целью взятия заложников и в ряде случаев убийств. Только в Бразилии в начале 70-х годов были взяты в заложники послы США, ФРГ и Швейцарии с целью выкупа или для обмена на преступников. Предупреждение посягательств на жизнь дипломатов является обязанностью государств пребывания посольств, в особенности если правительства получают информацию о готовящихся враждебных актах. За всякий захват дипломатов и покушений на их жизнь несет ответственность государство, где это произошло — оно либо не приняло достаточных мер для предотвращения враждебных актов, либо попустительствовало им. Английские дипломаты Гамильтон и Лэнгхорн в своем курсе дипломатии пишут, что в ряде стран бездействие государств (против террористов) способствует насилию, но в любом случае трудно себе представить, как может иметь место международный диалог без уважения дипломатов и их собственности.

Если государство обязано принять меры для предупреждения посягательств на личность дипломатов, то встает вопрос, не должно ли государство пребывания предоставлять им охрану, в том числе вооруженную. Такого юридического обязательства государства не несут, но сама постановка вопроса в экстремальных ситуациях возможна. Так, например, в 1981 г. было совершено покушение на американского поверенного в делах в Париже, к счастью неудачное, но после этого французское правительство предоставило ему почетный эскорт.

В книге «Дипломатия конкорда. Роль послов в современном мире» Дж. Джексон отмечает, что иммунитет был изобретен для того, чтобы предохранить иностранных агентов от повышенного риска и опасности, которым они подвергаются при выполнении поручений своего правительства, поручений возможно секретных и строго конфиденциальных. Он подчеркивает, что столетиями иммунитет оставался иллюзорным и даже не был закреплен международными юридическими соглашениями, а регулировался только внутренним законодательством стран. Изменила такое положение только Венская конвенция 1961 г. В то же время была подписана и европейская антитеррористическая конвенция. Джексон датирует начало процесса захвата дипломатов в качестве заложников концом 60-х годов нашего века и определяет его как новую форму терроризма.

В 1968 г. в Гватемале был захвачен, а потом убит американский посол Дж.Мейн, а в 1969 г. немецкий посол граф Карл фон Спретти. Следующей жертвой там же в 1980 г. стал итальянский посол М.Кайджел. В 1971 г. в Уругвае был захвачен английский посол и держался террористами в качестве заложника в течение восьми месяцев.

Среди западных дипломатов существует недовольство отношением отдельных восточных и латиноамериканских государств к статусу дипломатических агентов. В этих странах не слишком заботятся о безопасности иностранных дипломатов и террор против дипломатов рассматривают просто как средство политической борьбы. Так, иранские студенты оккупировали посольство США в Тегеране в течение 444 дней, дипломаты были лишены имущества практически с одобрения иранских властей.

В 1979 г. ливийские студенты захватили посольство Ливии в Лондоне, и ливийскими дипломатами был открыт огонь по лондонским полицейским, следившим за порядком вокруг здания. Одна из женщин-полицейских была убита. Она была похоронена на месте убийства, напротив посольства. Мне каждый день приходилось проезжать мимо здания посольства и памятника убитой, и даже спустя полтора года после этого печального события я видел у ее могилы свежие цветы, которые приносили жители Лондона. В результате этих событий посольство было закрыто. И все ливийские дипломаты высланы из Англии.

В 1987 г. заместитель руководителя американской миссии в Тегеране был захвачен и в течение суток был в заложниках.

В связи с увеличением числа захватов дипломатов в качестве заложников встает вопрос: какова роль правительств стран пребывания в предотвращении этих актов и роль аккредитующих правительств в освобождении дипломатов? Юридических документов на этот счет нет. Но общепринятым в международном праве считается, что государство, которое аккредитовало дипломатов, может высказать свое мнение по поводу действий государства пребывания (о возможности переговоров с террористами, выкупа дипломатов, вооруженных действий против посольства). Но оно не обязано это делать и ответственность за спасение дипломатов лежит целиком на правительстве страны пребывания. Считается, что посягательство на жизнь дипломатов должно быть строго наказуемо. Ряд стран в своем законодательстве предусмотрели более строгие санкции за посягательство на жизнь дипломатов, в том числе Англия, США, Нидерланды, Куба, Египет, Норвегия и другие государства.

Еще один вопрос: а как сами дипломаты ведут себя в стране пребывания, насколько они уважают законы страны пребывания и не является ли их иммунитет прикрытием совершаемых ими преступлений?

Случаи, когда дипломаты совершают преступления, хотя и не являются массовыми, но далеко не единичны — незаконный провоз оружия, предметов, запрещенных к вывозу, наркобизнес и, наконец, убийства как в результате дорожных происшествий, так и преднамеренных.

В большинстве случаев аккредитующее правительство (в том числе СССР и Россия) предпочитает отправлять их на родину. Обычно объясняют это тем, что их местные суды сумеют лучше разобраться в деле, что иностранные суды могут находиться под влиянием общественности страны пребывания (иностранец убил нашего гражданина) и что пребывание в иностранной тюрьме усиливает наказание и т.д. Вместе с тем у нас нет данных (а есть ли они вообще?) о числе состоявшихся процессов и о приговорах «местных судов», но, судя по своей практике и беседам с коллегами, у меня сложилось впечатление, что нередко дело ограничивается «административными мерами».

Но бывают и другие случаи, когда дипломаты, обвиненные в преступлении, лишаются иммунитета, а иногда (очень редко) и сам дипломат настаивает на том, чтобы его лишили иммунитета. Обычно это бывает тогда, когда он абсолютно уверен в своей невиновности и в своей способности доказать это иностранному суду. В 1970 г. в Лондоне военно-воздушный атташе Нидерландов был обвинен в убийстве гражданина Великобритании, произошедшего в ходе дорожного происшествия. Он попросил свое правительство, чтобы оно лишило его иммунитета и разрешило ему предстать перед английским судом. В Лондоне состоялся процесс, и он был оправдан. Иногда сами аккредитирующие правительства лишают иммунитета дипломата, совершившего преступление. Относительно недавно, в 1997 г., правительство Грузии отказало в иммунитете двум своим дипломатам, которые были обвинены в США в дорожно-транспортном происшествии с тяжелыми последствиями. Полиция Вашингтона утверждала, что советник-посланник Махарад-зе, будучи нетрезвым после приема, вел машину с недозволенной скоростью (130 км), не затормозил у светофора перед стоявшей машиной. Сидевшая в ней десятилетняя девочка получила тяжелую травму и скончалась. В свое время бельгийский дипломат, находившийся во Флориде, зарезал двух человек. Бельгийское правительство лишило его дипломатического иммунитета. Американский суд осудил его. Сейчас он отбывает пожизненное заключение. Американцы, как нам известно, никогда не лишают своих провинившихся дипломатов иммунитета.

Другие страны, чьи дипломаты находятся в США, обычно также не лишают своих дипломатов иммунитета. В 80-е годы посол Папуа-Новой Гвинеи протаранил четыре американских машины. Он признал, что был нетрезв, и предпочел покинуть страну. Посол Уганды в 1996 г. был задержан за контрабанду, но безнаказанно покинул США. Были и другие аналогичные случаи.

Иммунитет — это предоставление дипломату дополнительных прав, а может ли он быть лишен тех прав, которыми пользуются жители страны? Конечно, может. Он в соответствии с конституциями многих стран не имеет права участвовать в выборах или быть избранным. Существует и ряд других ограничений прав дипломатов в соответствии с конституциями стран или распоряжениями правительства, в частности, права передвижения. Ст. 26 Венской конвенции предусматривает, что государство пребывания должно облегчить дипломатам «свободу передвижения» по стране, но она содержит и очень важную оговорку — «если это не противоречит законам и правилам о зонах, въезд в которые запрещается». СССР в свое время (в мае 1941 г.) ввел «уведомительный порядок» передвижения дипломатов, и это повлекло введение рядом иностранных государств на двусторонней основе аналогичных мер в отношении советских дипломатов. И сейчас в ряде государств существуют те или иные ограничения в передвижении дипломатов, и они, конечно, должны им следовать. Международное право также допускает возможность временного ограничения свободы передвижения иностранных дипломатов в случае возникновения каких-либо чрезвычайных обстоятельств.

Венская конвенция предоставляет неприкосновенность частной резиденции дипломата, в том числе и в/?ел/еикой_(например, номера в гостинице). Иммунитет дипломата начинается с момента его прибытия в иностранное государство и истекает только тогда, когда он покидает страну (даже если он высылается из нее). Этот иммунитет распространяется и на тело дипломата в тех случаях, когда он умирает в стране пребывания. Во время первой мировой войны в спальне лондонского отеля был убит французский дипломат. Англичане начали расследование, но вынуждены были его прекратить, когда французский посол заявил, что тело дипломата также пользуется иммунитетом.

Это правило не распространяется на сотрудников посольств или других, недипломатических учреждений. В 80-е годы в Лондоне погибли у себя дома несколько сотрудников различных советских учреждений. Было неясно, являлось ли это убийством или самоубийством. Лондонская полиция начала расследование. Посольство не возражало, но поставило условие присутствия советского врача при вскрытии тел и даже передачи советской стране некоторых органов погибших (для проведения собственного анализа) и получило согласие.

Есть еще одна проблема, связанная с иммунитетом дипломатов: западные дипломаты и ученые-правоведы обращают внимание на то, что ряд государств (при этом называются Ливия, Иран, Ирак и другие восточные страны) используют иммунитет для действий, несовместимых с правом, моралью и положением дипломата, — для провоза оружия и наркотиков. В 1979 г. в Лондоне переводчик иранского посольства в Париже был обвинен в участии в ряде террористических актов. («Дипломатический иммунитет стал использоваться для распространения насилия», — заметил по поводу этого случая английский дипломат».)

Парижская полиция хотела допросить иранского дипломата. Возник конфликт — Иран предпринял ответные меры в отношении одного французского дипломата. Те же цитированные нами английские дипломаты так прокомментировали эту историю: «Во всяком случае, трудно себе представить, как мог продолжаться диалог между государствами без уважения благополучия дипломатов и их должностей. Старейшей и возможно наиболее эффективной нормой дипломатического права была и остается взаимность».