Каждая беседа требует от дипломата высокого профессионализма, ни одна беседа не повторяет другую по своим целям, формам. Каждая беседа по существу уникальна.

После этих общих понятий обратимся к тому, какими же бывают эти беседы. Прежде всего скажем, какие требования предъявляются к дипломату в части умения вести беседу, что он должен знать об этом виде работы.

В дипломатическом справочнике, написанном специально для тех, кто избрал в качестве своей специальности область международных отношений и в особенности дипломатию, в разделе «Дипломат» говорится:

Он нуждается в специальных знаниях, в искусстве, которые могут быть изложены так: «Знание и понимание своей собственной страны, ее географии, истории и культуры, ее политической, социальной, экономической и демографической структуры, институтов страны, ее человеческих и экономических ресурсов — сельского хозяйства, промышленности, финансов и внешнеполитических приоритетов. Такие же знания необходимы о других государствах и регионах, прежде всего соседних с вашим регионом, о сверхдержавах и их политике, о механизме и процедуре межгосударственных отношений. Это включает знание мировой сети дипломатических и консульских представительств, их функций и структур, всемирной сети частных и государственных торговых и финансовых учреждений, существующих межгосударственных институтов глобальных и региональных, международных политических, социальных и экономических объединений, а также знание международного права, которое устанавливает нормы поведения между государствами, и законов, регулирующих деятельность международных институтов и организаций. Не в меньшей степени он должен понимать социальные и политические последствия современной революции средств массовой информации».

Кроме того, автор добавляет, что дипломат должен вести переговоры, уметь анализировать события, сообщать о них, быть «персонально приемлемым» для своих собеседников, интеллектуально разносторонне подготовленным. Я бы сказал проще: он должен, согласно этим требованиям, успешно освоить курс МГИМО или Дипломатической академии России.

Такие требования предъявляются к современным дипломатам и дипломатии, которая стала значительно более сложным делом по сравнению с тем, чем она была в прошлом.

Обычно говорят о «старой дипломатии» и о «новой дипломатии», датируя первую концом XIX — началом XX в. и вторую временем после первой мировой войны.

Чем же отличается «новая дипломатия» от «старой»? Прежде всего говоря о «новой», т. е. современной дипломатии, следует отметить, что какой-то непреодолимой стены между ними нет. «Новая дипломатия» базируется на «старой», берет из нее многие методы и приемы, но при этом между ними существует и значительное различие. Прежде всего следует сказать об огромном увеличении числа государств, вовлеченных в современную дипломатию, включение в нее всех континентов, превращение ее главным образом из европейской во всемирную дипломатию.

Следующим отличием «новой» дипломатии является вовлечение в нее, в отличие от «старой» дипломатии, не сотен и тысяч профессионалов, а десятков и даже сотен тысяч дипломатических работников всех рангов, начиная от атташе, третьих и вторых секретарей до посланников и послов, министров иностранных дел и других членов кабинетов министров (военных, экономики, финансов, культуры и т. д.), значительное увеличение личных контактов и встреч. Г. Киссинджер в своей книге «Дипломатия», изданной в 1994 г. и представляющей собой самую солидную и подробную работу на эту тему (900 с лишним страниц!), так определяет изменения в стиле дипломатии после первой мировой войны:

«С тех пор значительно усилилась тенденция к личным отношениям, влиянию личных качеств лиц, участвующих в дипломатии» (курсив мой. — В. П.у. Он обращает внимание на то, что, скажем, принимая Германию в Лигу наций, министр иностранных дел Франции А. Бриан аргументировал это решение личными качествами министра иностранных дел Германии Г. Штреземана. Политику Англии в отношении Франции в двадцатые годы он, наряду с другими причинами, объясняет в значительной степени личными взглядами министра иностранных дел, который «любил Францию, как женщину». Эти личные качества дипломатов и их активность, по мнению Киссинджера, стали значительно больше влиять на дипломатию и международные отношения, чем раньше.