Беседы различаются как по своему характеру, так и по месту проведения. Они зависят также и от того, кто является их инициатором и приглашающей стороной.

Пожалуй, наиболее трудным и ответственным видом беседы является беседа по официальному приглашению представителей правительства или министерства иностранных дел. Скажем, вы приглашаетесь к министру, его заместителю, начальнику департамента. Но вы не знаете, о чем будет идти беседа, от вас будут ждать реакции или ответа на запрос, предложение или даже серьезное или суровое представление. У вас в распоряжении секунды для того, чтобы дать ответ, прокомментировать сделанное вам заявление, причем так, чтобы это было одобрено вашим правительством. Чем-то такая беседа напоминает игру в темную, когда вы объявляете, на какой карте играете, не зная своего расклада.

Общеустановленного правила — сообщать предварительно о теме официальной беседы, по которой вы приглашаетесь или вы просите вас принять, не существует. Например, в Китае во время «культурной революции» и осложнения в наших двусторонних отношениях китайская сторона требовала, прежде чем дать согласие на прием наших дипломатов, сообщать, по какому вопросу они обращаются в МИД. Руководство нашего посольства выражало свое недовольство этим порядком и требовало его отменить. На мой взгляд, реакция посольства должна быть другой: оно должно было бы, ссылаясь на один из основных постулатов дипломатии — взаимность в отношениях — предложить, чтобы и МИД КНР при приглашении к себе для беседы советских дипломатов также информировал заранее о предстоящей теме разговора.

В Англии в 70-х и в начале 80-х годов существовал противоположный порядок От нас не требовали указать заранее тему беседы, но и нам не сообщали предмет встречи. Для нас это, конечно, создавало дополнительные трудности. Во время начавшегося некоторого улучшения отношений между двумя странами у нас возникла мысль об изменении такого порядка. Во время встречи с директором политического департамента я решил поставить перед ним этот вопрос. Кандидатура была выбрана не случайно. На наш взгляд, он был мыслящим, не зараженным бациллой слепого антисоветизма. Я сказал ему: «У нас складывается какое-то нелепое положение. Мы встречаемся друг с другом на официальных беседах неподготовленными. Вы не знаете, о чем мы будем говорить, мы не догадываемся, что было причиной приглашения наших дипломатов в министерство. Мы не можем дать вам полный ответ на ваши запросы и представления. Вы вынуждены отделываться в беседе с нами общими словами. Дело тормозится. И вы и мы находимся в неудобном положении. Дело страдает. Причем ни одна сторона от этого не выигрывает. Не лучше было бы предварительно с приглашением или запросом о встрече обозначать хотя бы в общих чертах тему предстоящей беседы». Он, как опытный дипломат, выслушав меня и, вероятно, найдя сразу в этом предложении рациональное зерно, ответил: «Это неожиданное предложение, мы подумаем», и некоторое время спустя на одном из приемов он подошел ко мне и сказал: «Да, господин Посол, Вы в прошлый раз сделали мне предложение о предварительном уведомлении о теме беседы. Я подумал и решил, что оно интересно. Конечно, по телефону можно будет заранее информировать лишь в общих чертах и если дело не является конфиденциальным. Давайте попробуем»'. Таким образом, я могу сравнить два подхода к такого рода официальным беседам и могу заверить, что второй способ более эффективен и удобен. Обычно мы, когда просили об «аудиенции», обозначали предмет разговор словами «Об отношениях между двумя странами», иногда более конкретно « О предстоящем визите заместителя министра», «О сессии экономической комиссии», «Предложения по контролю за ядерным разоружением» и т. д. Но разберем и другой порядок. Если вы не знаете тему предстоящей беседы или знакомы с ней лишь в общих чертах, то вам предстоит определить, какие конкретные проблемы будут предметом обсуждения. В таких случаях посол приглашает к себе посланника и советников и решает с ними, что может быть предметом дискуссии, а потом просит подготовить соответствующие документы и предложения, если в них будет нужда, и ответы на возможные заявления представителя МИД.

Такие беседы — это всегда своего рода экзамен для посольства и приглашенных дипломатов.

В ходе беседы вам прежде всего следует очень внимательно выслушать вашего собеседника, запомнить те формулировки, которые были даны. Возможно, вы сразу не сможете оценить всей их тонкости, поэтому просите лицо, вас сопровождающее, абсолютно точно записать их, а если это не получится — пусть при записи поставит знак вопроса, чтобы вы вместе постарались их точно восстановить. Если вам не все ясно, задавайте вопросы, стараясь понять, что стоит за той или другой оценкой или предложением (может быть, что собеседник сознательно оставил что-нибудь «про запас», рассчитывая на ваши вопросы). Это даст вам возможность еще раз подумать, как ответить собеседнику. В случае заявления какого-то протеста или осуждения позиции вашего правительства будьте готовы к их отклонению (если не уверены, то в общей форме). Иногда дипломаты, которые обычно ведут беседу на языке страны пребывания, просят переводчика включиться в беседу и перевести и слова собеседника, и свой ответ («Для лучшего понимания этого сложного вопроса», — говорите вы). Помните, что никто вас не может заставить говорить не на своем родном языке. Все это дает вам дополнительное время и для обдумывания того, что сказал вам ваш партнер, и для вашего ответа.

Если по поставленному вопросу у вас не было от вашего руководства четкой и ясной инструкции, то вы вправе, выслушав заявление своего собеседника и задав ему вопросы, не сразу отвечать на сказанное им, а оговорить, что вы нуждаетесь в некоторых разъяснениях по этой проблеме от своего правительства, и закончить беседу словами, что обо всем здесь сказанном вы доложите своему правительству (или «немедленно доложите»). Иногда, если позволяют ваши инструкции, можНо ответить на некоторые пункты заявления или наоборот, высказать отрицательное отношение к другим разделам его, оговорив, что полный ответ будет дан позднее. Инициатива в беседе по приглашению принадлежит, конечно, вашему собеседнику. Но бывает иногда и так, что вы просите о приеме и одновременно вас приглашают на встречу. Здесь вопрос о том, кому принадлежит инициатива, решают обстоятельства, время запроса и приглашения. Если вы приглашаетесь на неофициальную беседу, то вы можете воспользоваться случаем и поставить перед вашим собеседником (в конце беседы) вопросы по своей инициативе.

Если вы узнаете, что кто-то из дипломатов стран СНГ или других дружественных вам стран приглашался для беседы или переговоров в МИД страны пребывания, то при случае обязательно поинтересуйтесь, о чем шла речь. Это широко распространенная дипломатическая практика.