Об американской дипломатии можно писать очень много, хотя она относительно молода и насчитывает немногим больше полутора столетий. На ней лежит отпечаток английской, а собственное лицо она стала приобретать, пожалуй, накануне первой мировой войны, сложившись окончательно в ходе второй мировой войны и после нее. Один из английских исследователей определил ее такой фразой: «американские дипломаты стремятся создать представление об их дружественном отношении к другим странам, но обязательно выиграть в состязании с ними». Немецкий журналист, находившийся в Токио, более определенно охарактеризовал американскую дипломатию: «Великодержавная американская дипломатия стала стандартным инструментом содействия американской экономике. В 127 представительствах США помогают дипломатам советом и делом квалифицированные специалисты американского министерства торговли. Американцы орудуют здесь (в Токио) политическим ломом. Поддержка американских коммерсантов и крупного американского бизнеса не имеет себе равных».

С. Кертес, генеральный секретарь венгерской делегации на Парижской мирной конференции 1946 г., писал: «Самое трудное для дипломатии США понять, как другие страны представляют для себя мир, понять физиологию других наций. Они не понимают такой простой вещи, что конституция США, их размеры, ресурсы, индустриальные возможности вместе с другими факторами — динамичностью американского общества — все это едва ли может свободно применяться и быть образцом для других наций, небольших по размеру, менее развитых и просто менее счастливых». Попросту говоря, неумение понять другие нации, их систему, их задачи — характерно для дипломатии США. Высокомерие американской дипломатии часто исходит из идеи: что хорошо для Соединенных Штатов — хорошо для всего мира, что хорошо для американского гражданина — хорошо для любого иностранца. Они с трудом понимают, что американский стиль жизни и методы вызывают у некоторых наций раздражение, они не желают применять «этот образ жизни» к себе.

Американские дипломаты по сравнению с представителями других стран относительно самостоятельны при принятии решений, они любят торговаться, большое внимание уделяют увязке различных вопросов, то есть пакетным решениям.

О том, что из себя представляет американская дипломатия и дипломаты, лучше всего дает представление система обучения молодых американских дипломатов в Вашингтоне. Американцы цитируют ученого Э. Плишке, который говорил, что «подлинное искусство дипломатической работы заключается в том, чтобы соединять старое с новым. Это лучшее средство получить более эффективные результаты». На первое место в «технике дипломатической работы» американцы ставят доверительные контакты и конфиденциальные встречи и работу с так называемыми конфидентами — правящей элитой государства пребывания, с теми, кто действительно знает положение в стране, ее внешнюю политику, кому доверяют лидеры страны (не обязательно это должны быть министры, это могут быть руководители департаментов, их заместители, через чьи руки проходят все решения). Как правило, контакты американцы заводят легче, чем англичане, без особых соблюдений правил этикета.

На что обращают внимание при подготовке дипломатов? Прежде всего на умение кандидатов анализировать. Интерес представляют требования госдепа к документам.

1. Аналитическая часть должна превалировать над справочной, информационной.

2. Необходимо использовать при анализе все доступные источники.

3. Документ должен быть по возможности краток (1—2 страницы).

4. И в целом документ должен быть образцом «дипломатического искусства».

Строгие требования предъявляются к редакции документа — он должен быть тщательно отредактирован — и к срокам его представления (за два дня до назначенного срока он, как правило, должен быть уже подготовлен).

Особенные требования предъявляются к точности документа и его практической важности и надобности. Знать как (что-то сделать) важнее, чем что сделать, и важнее не блистать, а не ошибаться.

Кадры дипломатов-профессионалов высококвалифицированны. Этого, однако, нельзя сказать о некоторых послах-«назначен-цах» из числа главным образом богатых людей, бизнесменов, финансистов, вложивших солидные средства в избирательную программу президента. Они обычно оценивались (и получали соответственно пост) по принципу — «сколько он внес долларов». Чем большая сумма вкладывалась в избирательную кампанию, тем весомее пост он получал, тем больше было шансов видеться с президентом. Если сумма была небольшой, то правительство страны, в которую он назначается, рассматривает его как некоего «аутсайдера». В стране пребывания и дипломатическом корпусе такие послы обычно не пользуются большим уважением. По моим впечатлениям, например, посол США в Австралии в 60-х годах считался грубым, необразованным, сами дипломаты посольства США относились к нему с пренебрежением. (Этот «техасец», говорили они.) Но из-за близости к президенту США он пользовался уважением у премьера, запросто заходил к нему без приглашения. Однажды, когда премьер принимал послов в своем доме в Мельбурне и захотел показать мне дом, он не смог этого сделать, так как его кабинет занял посол США, который звонил оттуда в Вашингтон. Премьер смутился, сказав: «Ну, пойдемте, я покажу вам свой бар». Индийский посол рассказывал мне: премьер давал ему обед, неожиданно дверь отворилась и в столовую вошел посол США, сказавший: «Я проезжал мимо вашего дома, увидел освещенные окна и решил зайти». И премьер, и посол Индии были шокированы.

Посла США в Англии в 80-х годах пришлось довольно быстро убрать, так как стало ясно, что он не подходит к этой должности (он был фабрикантом по производству обувной мази).

Известно, что каждое назначение американского посла, согласно конституции, должно быть утверждено сенатом, а также комитетом сената. При назначении американского посла на Цейлон состоялся такой диалог между председателем комиссии сената по внешней политике сенатором из Арканзаса Фулбрайтом и кандидатом в послы Глюком:

Фулбрайт. Как много вы внесли в фонд республиканской партии?

Г л ю к. Я не буду импровизировать, но я сделал взнос.

Фулбрайт. Как много?

Г л ю к. 20 или 30 тысяч долларов.

Фулбрайт. Вам не кажется, что это не слишком важный пост для такой суммы. Другой кандидат внес всего 11 тысяч и получил пост в Бельгии. Вы знаете, кто премьер-министр Индии?

Глюк. Да, но я забыл его имя.

Фулбрайт. Вы знаете, кто премьер-министр Цейлона?

Глюк. Его имя несколько необычно. Я не могу произнести его.

В то время премьер-министром Индии был Джавахарлал Неру, а Цейлона — Соломон Бандаранаике, видный деятель международного движения, выпускник Оксфордского университета.

Следует отметить, что некоторые такого рода «назначенцы», не карьерные дипломаты, не всегда понимают, что они представляют правительство, а не сами себя. Они допускают вольные выражения, даже критику своего правительства по важным, принципиальным вопросам. В конце 70-х годов постоянным представителем США при ООН был назначен чернокожий Э. Янг. Он сразу стал вести себя довольно свободно, выходил за рамки дипломатической этики. В то время у президента Картера возникли серьезные разногласия с американскими монополиями. Беседуя с группой послов, Янг заметил: «Если так будет продолжаться, президента могут убить». Один из дипломатов быстро отреагировал: «Что вы говорите!» Янг ответил: «Что вы хотите, такова моя страна». Позже в неофициальной обстановке он встретился с представителем Организации освобождения Палестины, не признанной США. Произраильские организации США подняли большой шум. Президент предложил Янгу подать в отставку, что он и сделал. На этом его дипломатическая карьера окончилась.

В 70-х годах группа сотрудников Массачусетского технологического института предприняла попытку создать обобщенный политический портрет американского дипломата. В результате опроса выяснилось, что по большинству внешнеполитических вопросов американские дипломаты придерживаются более консервативных взглядов, чем служащие других государственных учреждений, за исключением Пентагона. Хотя большинство дипломатов заявили, что «война не является законным инструментом национальной политики», но 71% сотрудников заграничной службы одобрили применение военной силы в Карибском бассейне, а 64,8% оправдывали интервенцию США в Юго-Восточной Азии.

В США правила этикета и протокола проще, чем в Англии. Смокинг употребляется реже, чем в других странах (больше в артистических кругах), фраки еще реже. Слова mister и mistress на конвертах и в письмах не пишутся. Написанные полностью они имеют другой, неприятный смысл. (Полностью пишется только «мисс». Пишите Mr. или Mrs.). В Америке распространены рекомендательные письма. Их следует послать по почте, предоставив инициативу запроса письма адресату. Если вы звоните по телефону, назовите свои имя и фамилию (не говорите о себе мистер или мадам).