Для того чтобы начать свою деятельность, посол должен получить агреман, а дипломат—дипломатическую визу. Дипломатические отношения устанавливаются, прежде всего, после принятия решения обеими сторонами установить (или восстановить) такие отношения. Открытие посольств происходит обычно на основе взаимного согласия, когда определяется и количественный, и персональный состав посольств.

В книге английского ученого и дипломата Э. Сатоу, которую известный советский дипломат Ф. Ф. Молочков справедливо называл «своего рода дипломатической энциклопедией», говорится: «Каждое государство имеет право отказаться принять того или другого дипломатического представителя по причинам, связанным с его личными качествами или с его прошлым, например, если известно, что он питал враждебные чувства к государству, в котором предполагается его аккредитовать. Кроме того, дипломатического представителя можно отклонить и из-за характера той миссии, которую на него собираются возложить или, какэто выразительно и сжато формулируется на латыни, ex ое ob quod, mittitur “из-за того, зачем его посылают”».

Правительству страны пребывания принадлежит право установления того, какого рода виза будет выдана сотруднику посольства — дипломатическая, административная или обычная.

На кандидатуру посла запрашивается агреман (франц. agre-ment — согласие), т. е. согласие правительства на назначение определенного лица в качестве диппредставителя. Делается это, как правило, через дипломатического представителя, оставляющего свой пост, обычно устно, и одновременно вручается справка на новую кандидатуру посла с перечнем основных данных на него (фамилия, имя и отчество, год и место рождения, послужной список, образование, семейное положение и т. д.). Печатается справка на чистом листе бумаге, без подписи, даты и печати. Запрос может делаться и в центре. Некоторые страны запрашивают агреман в форме ноты, вручаемой при личной беседе. Основное условие — конфиденциальность. Справочник «Практическое руководство по дипломатии» Р. Г. Фелтхэма также подчеркивает эту сторону дела — его секретность, о факте назначения кого-либо послом в ту или другую страну может быть объявлено только после получения агремана.

Когда-то не было принято заранее получать согласие, или агреман, до отправления посла.

Известны случаи, когда правительство принимающей страны реагировало резко отрицательно на назначение посла.

В XIX в. существовала практика, когда в качестве кандидатов на пост посла назывались несколько имен. Так, когда папе предстояло назначить нунция или легата в Исландию, посылался в страну список из трех кандидатур, на выбор монарха. В 1819 г. французский министр иностранных дел послал российскому министру список из четырех кандидатур, Александр I выбрал не того, кто стоял первым в списке, а того, что был в нем вторым.

Может ли правительство принимающей стороны отказать в даче агремана? Да, может. Ст. 4 венской конвенции это предусматривает; в ней сказано, что «аккредитующее государство должно убедиться в том, что государство пребывания дало агреман». В мировой дипломатической практике случаи в отказе агремана нередки. Были они и в практике советской дипломатии, но так как отказы не публикуются, то о них известно лишь понаслышке.

Один из самых известных случаев отказа в агремане — когда российский император Николай I не согласился принять в качестве посла сэра Стрэтфорд-Каннинга в 1832 г. С. Каннинг, племянник знаменитого английского премьера Джорджа Каннинга, был выдающимся английским дипломатом, посланником Англии в Берне и Константинополе, по возвращении из которого он представил доклад, направленный против России. Он даже обсуждал в нем вопрос о возможности объявления Англией войны России. Министр иностранных дел Нессельроде, когда узнал о предполагаемом назначении С. Каннинга в Петербург, частным образом дал знать министру иностранных дел Англии лорду Грею о нежелательности этого. Но премьер Пальмерстон решил опубликовать информацию о назначении С. Каннинга в газете и затем послал запрос в Петербург об агремане, рассчитывая, что Николай I не решится отказать. Однако император приказал Нессельроде объявить Пальмерстону, что не примет С. Каннинга. Премьеру пришлось подчиниться. Нормальные отношения между двумя сторонами осложнились и были восстановлены лишь в 1835 г., когда послом был назначен лорд Дэрхем.

Причины для отказа в агремане могут быть самые разные. Так, однажды Швеция отказалась принять британского посланника потому, что незадолго до этого он посетил монарха страны, с которой Швеция находилась в состоянии войны. В свою очередь Британия порвала дипломатические отношения со Швецией. Однажды в агремане было отказано из-за супруги посла (она была дочерью цареубийцы), раньше отказывали в агремане по религиозным мотивам, из-за резких публичных выступлений против данной страны в период (даже задолго) до назначения послом.

Бывают и странные, на первый момент трудно объяснимые отказы в выдаче агремана. Так, одному советскому послу отказали в агремане в страну А. по непонятным причинам. Раньше в этой стране он не был, о ней не писал и не говорил. Позже он получил новое назначение, получил агреман и успешно работал в другой стране. Впоследствии, когда в страну, отказавшую ему в агремане, приехал новый советский посол (ему дали агреман), решили окольными путями выяснить причину отказа первой кандидатуре. Оказалось, что государство А. было недовольно по каким-то причинам предыдущим советским послом и таким «оригинальным» образом решило «наказать» его преемника.

Причиной невыдачи агремана может быть и неправильное оформление документов на запрос об агремане, что показывает, как тщательно надо готовить биографическую справку на кандидатуру посла.

Так, один российский дипломат получил назначение послом, был запрошен агреман. Никаких причин для отказа, казалось бы, не было: он дипломат, ученый, никогда в этой стране раньше не был, ничего о ней не писал. Это было его первое назначение послом. По прежней его дипломатической работе в других зарубежных странах не имелось претензий. К нашей зарубежной разведке он отношения не имел. Однако все положенные сроки вышли, а ответа на агреман не было. Тогда решили в неофициальном порядке через дипломата младшего ранга, имевшего хорошие отношения с дипломатами посольства этой страны, поинтересоваться, все ли посланные бумаги о запросе агремана в порядке, и получили неожиданный ответ: «сведения изложены настолько кратко, что мы не можем составить подробное представление о его деятельности». Только после устранения всех «пробелов» агреман был получен. Так с опозданием на несколько недель вопрос урегулировали, но лишь благодаря находчивости одного из дипломатов. Если бы эти нестандартные и не обычные для дипломатической практики меры не были приняты, вопрос о выдаче агремана был бы решен отрицательно.

Ответ на запрос об агремане принято давать без длительной задержки. Как правило, он дается в тот же срок, что и другим иностранным дипломатам, или за тот же период, в течение которого давался агреман вами послу этой страны. Иногда дают понять, что агреман будет определенно выдан, но по истечении установленного срока. Так, за несколько дней до положительного ответа о моем назначении в Англию английский посол в России дал в мою честь завтрак, пригласив на него и заместителя министра иностранных дел СССР, а еще раньше на одном из приемов подошел ко мне и завел разговор о моей будущей работе, дав понять, что вопрос о выдаче агремана практически решен.

Раньше вопрос о том, должен ли отказ в агремане сопровождаться указанием причины отказа, считался спорным. Но уже Панамериканская конвенция 20 февраля 1998 г., подписанная в Гааге, установила (ст. 8), что «государство вправе отказаться принять представителя другого государства или, уже приняв его, вправе потребовать его отозвания, не будучи обязанным сообщать мотивы такого решения»‘.

Венская конвенция 1961 г. подтверждает это правило. Часть вторая ст. 4 гласит: «Государство пребывания не обязано сообщать аккредитующему государству мотивы отказа в агремане».

В дипломатической практике сложилось правило не интересоваться причиной отказа в агремане. Чем это объясняется? Во-первых, если страна пребывания не желает принимать посла, то если вы даже добьетесь согласия на его назначение, отрицательное отношение к нему не даст ему возможности плодотворно работать. Во-вторых, маловероятно, что, отказав в первый раз, страна пребывания изменит свое решение. Примеры повторения в отказе дать агреман в истории уже были. Наконец, в-третьих, официальный отказ в агремане станет известным и другим государствам и затруднит дальнейшую карьеру этому дипломату. Так что, настаивая на объяснении причины отказа, мы ничего не выиграем, но можем проиграть.

А как обстоит дело с назначениями постоянных представителей страны в ООН и других международных организациях? В этом случае агреман не требуется. Это назначение является делом самого государства. В конвенции о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций, принятой 13 февраля 1946 г., ничего, разумеется, об агремане не говорится. В Венской конвенции о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера от 14 марта 1975 г. говорится только (ст. 15), что посылающее государство уведомляет ООН о назначении (своего главы) представителя, его должности и о его прибытии.